«Пес и группа»: «Это просто песни»

В июне наши давние знакомцы, группа «Пес и группа», выпустили «Новую кровь» — первый альбом коллектива за восемь лет. Это возвращение уже было объявлено «реюнионом года» фестивалем Motherland Summer, где «Пес и группа» — теперь в составе трио — дали свой второй после возвращения концерт. Сергей Мезенов созвонился с Женей Гудковым, Инной Маклаковой и Иваном Уткиным, чтобы спросить о новых песнях и планах на будущее, а заодно послушать, как Иван молчит.

Novaya Krov' by pyos i gruppa

— Давайте начнем с конца: вот у вас в 2011-м вышел альбом «Два лица», потом сложился постоянный состав с саксофоном и Ильей Барамией из «Елочных игрушек» и «СБПЧ», вы много выступали, а потом группы не стало. Как это произошло?

Женя: Сначала ушел Илья — у нас концертов было много, но играть ему с нами было дорого. А потом мы переехали с Инной в Москву и жили там год. Играли там, может быть, раза два — втроем, без барабанов. Я думал, мы сделаем такую не то чтобы акустическую программу, чтобы не на барабанах была завязана, а на дилее, на саксофонных партиях. Потом мы вернулись в Питер, записали и выложили «Машину» вот в таком как раз ключе, а потом Инна вернулась в Красноярск — и все. Но песни при этом остались: я раз в год примерно брался и делал по варианту [нового альбома], переделывал по-разному тысячу раз.

— То есть песни на альбоме в основном давно были написаны?

Женя: Да, мы просто сейчас их взяли и сделали, за месяц буквально. Там, на самом деле, еще много было…

— Я помню, на концертах у вас слышал песни про сотки и косари и что-то еще про мужиков в черных пуховиках — отличные песни были; это тоже все осталось?

Женя: Ну конечно, осталось, все есть. То, что на альбоме, — это в основном песни, которые мы очень долго никак не могли сделать. Много их туда-сюда гоняли, и нам ничего не нравилось. В итоге решили просто усилием воли доделать и выложить как есть.

— На альбоме очень много всего построено на использовании драм-машинки — раньше у вас такого не было.

Женя: Большой состав — это круто, конечно, но дорого. Мы же еще в разных городах все — Инна в Красноярске, это уже дорого. Если у нас будет барабанщик, мы сможем раз в год примерно играть — а хотелось бы чаще. И мне было интересно самому написать барабаны, потому что я как диджей много играл танцевальной музыки и захотелось попробовать чего-то такого. Получилась такая нелепая танцевальная музыка, но нам нравится.

— А что побудило вообще снова съехаться и заняться музыкой, выпустить новые песни?

Женя: Да мы всегда об этом думали, просто это сложно было сделать — дорого, непонятно, в каком составе. А тут я уволился с работы. У меня не было плана, что я увольняюсь, чтобы снова начать играть, просто совпало. Я просто начал думать, чем дальше заниматься, и решил, что раз есть время, то надо это доделать, чего бы это нам ни стоило. И ребята неожиданно поддержали эту идею.

— Но при этом вы продолжаете жить в разных городах?

Женя: Ну да. Если у нас концерт или еще что-то, мы просто захватываем какой-то период, собираемся не на два дня, а на десять. За это время можем что-то еще сделать — вот альбом так записали: Инна приехала, и мы за десять дней все записали (или не помню, за сколько).

— Если пытаться придумать для «Новой крови» какой-то объединяющий сюжет, то может показаться, что он про вас, про то, что было с группой, — там очень многое вертится вокруг темы расставания. Стоит альбом под таким углом рассматривать?

Женя: Да как хотите. Мне все равно. Я специально об этом не думал. Вообще большинство текстов на этом альбоме, какие-то задающие строчки придумала Инна. Мне по фигу. Мне все равно, что петь.

— Мне очень нравится название одной песни — «Ночной паук». Такой интересный образ, очень в вашем духе. Не помните, как он родился?

Женя: Я не помню. Инна, может, ты помнишь?

Инна: Я тоже не помню. Я даже не помню, кто это придумал.

Женя: Я придумал, это я помню, а вот при каких обстоятельствах — не помню.

Инна: Ну при каких обстоятельствах — как обычно, лежа на кровати. Или, может, гуляя вечером.

— Еще все время хотел спросить: Жень, у тебя в песнях очень много о маме и папе — как они реагируют на те песни, где ты их упоминаешь?

Женя: Да они ничего про это не говорили. Может, они и думают что-то сами про это — но опять же это не то, что я хочу сказать маме и папе, это просто так. Просто песни.

— Как вас сейчас принимают, после возвращения?

Женя: Очень удивило то, какая реакция была еще до концертов, — нас так быстро позвали [на Motherland Summer], сразу: это и удивило, и порадовало. А дальше мы быстро привыкли к хорошему. На концертах просто круто, что люди радуются. Инна, скажи ты что-нибудь.

Инна: Меня очень порадовал концерт в Петербурге. Для меня это самый лучший концерт из всех, которые были, потому что, мне кажется, я видела что-то в людях, чего не видела раньше, не обращала внимания. Мне было приятно смотреть на них. Это был первый концерт, когда я смотрела кому-то непосредственно в глаза и пела то одному, то другому.

Женя: А раньше ты все время смотрела на басуху?

Инна (смеется): В том числе и это, да, точно. Но в Москве у меня не было такого. Именно этот концерт в Питере очень сильно запал в душу, очень понравился.

— Какие ближайшие планы?

Женя: Мы бы хотели еще поиграть и в Питере, и в Москве, поездить. У нас есть такие не очень прочные, но договоренности с разными городами, мы пока не будем говорить, с какими. Но они есть, я надеюсь, что все получится.

— Еще новая музыка будет?

Женя: Будет, конечно. Мы хотим недолго ждать перед тем, как выпустить то, что у нас осталось. И хотим написать новые песни. Еще хотим сделать свою вечеринку, ставить музыку всякую. Звать друзей играть с нами, чтобы это было регулярно и было связано с группой. Название еще не придумали пока.

Инна: Я первый раз об этом слышу.

Женя: Я же говорил тебе.

Инна: Что это будет регулярно, я не поняла! Как открытая вечеринка — пожалуйста, приходите, ставьте свою музыку, да?

Женя: Открытая для нас. Ты можешь прийти поиграть всегда.

Инна: Куда прийти, мне лететь нужно для этого. Можете ставить песни и говорить в микрофон: «Вот если бы Инна сейчас была здесь, она бы поставила эту песню».

Женя: Мы сделаем такой светящийся плакат. Будем его поднимать. Из картонки тебя вырежем, как будто ты диджеишь в наушниках.

Инна: Я согласна.

Женя: Так и поступим.

Инна: А деньги за это будут платить?

Источник: colta.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.